Мчались кони стр.309

только пустым оглаской в устах других, чужих лю-дей, которые придут к нам, которых мы не видели, а страшно мне! — закричал Гильгамеш и сел на пол обессиленный, и страх тряхнул его могучим телом, и пот всплывает ему с холодного лба. Гильгамеш спросил, ткнув рукой в незнакомые древние письмена:
— Я не знал, что е такие знаменитые письмена в моей библиотеке. Скажи мне, а есть ли какая-то надежда у меня? Как ты думаешь, мой строитель?
И тот, поводя сломанным пальцем, збрудненим возле ногтя в красную глину, так строитель и не одмив до конца,— сказал:
— Сказано здесь, что у всякого есть надежда. Но всякой надежды положена своя граница, хотя никто не знает, где она. И лучше всего, это когда человек в своих действиях и деяниях подходит к грани. А не ждет, пока та граница приблизится к цели, как огонь, что пожирает засохшую траву.
И сказал Гильгамеш:
— Так, получается, действие является поднятие духа и приближения к цели!
— Так!
— А цель то есть приближения к концу?
— Так! — сказал строитель.
— То как же? — в отчаянии ухватился Гильгамеш за виски и вцепился могучими руками в длиннющие черные волосы.— Как же оно? Как действие, то иду навстречу своей цели. А конец цели возлагает смерть. Как я сижу на месте и ничего не делаю, то цель отдаляется от меня. А смерть приближается ко мне. То что есть то есть? Как то все понять?
Сказал строитель:
— Ты получеловек, полубог, ты славного рода из многих поколений. Твоя кровь, твоя семья имелось в семье Утнапиштиме, которому боги даровали вечную жизнь. То

Автор: admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code

Авторское право © 2018 hdvision.org.ua
top