Мчались кони стр.302

ны, положи на потолок. Утопи его в земляную живицу, выложи голубое небо над моим гробом.
И тогда еще сильнее охватил его печаль и жалость к себе. Он почувствовал прохладу внутри груди. Стерпло ему сердце от того сожаления. Опять вспомнил своего друга Энки — ду, могучего собрата, с которым они ходили за далекие горы, победили славного Хумваву. И Гильгамеш вернулся к дворцу. Пил в одиночестве вино и никого не пускал к себе: ни блудниц, ни магов, ни танцоров, ни певцов. Лежал он на львиной шкуре, пил вино из кувшина, что ему подавали через завесу.
А вино забивало голову, словно тяжелой глиной. Однако, как высокую глиняную плотину понемногу пробивает снизу чистый источник, размывает по капле вода, так и прозрачный сумм снятия своей смертности размывал, разваливал глиняную тяжеловесность опьянения. Гильгамеш, наконец, поднялся, и глина из него обпала. И только горечь осталась от выпитого вина. Гильгамеш вышел из дворца и, не видя перед собой ничего, кроме зеленых и чер-воних пятен, протер глаза и увидел, что весь двор наполнен его воинами и слугами. Все они были при оружии.
— Я рад, что у меня такие верные воины и слуги! То скажу вам — пойдем на северо-запад! Пойдем через болота, в холмистую страну, болотистую, пойдем доставать малахит для зеленых стен моего гроба.
Препоясался он тяжелым золотым поясом, взял золотой чингал, весомую медный топор и копье, положил себе на голову золотой шлем.
Не теряя ни минуты, все войско отправилось из города. А перед воротами стояла его любимая блудница Шам — хат с молодой жрицей. Он остановился, пропустив мимо себя отряд своих воинов, и спросил ее:
— Ты приказала всем воинам, чтобы они караулили при дворце?
— Да, мой повелитель! Я гадала и нагадала,

Автор: admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code

Авторское право © 2018 hdvision.org.ua
top