Мчались кони стр.290

вторая. Но на самом деле Гильгамеш отвернулся к пахол — ков, чтобы не показать, как по его загорелом вида ско-тилася слеза и упала на бороду. Однако успокаивал он Энкиду, говоря, что болезнь скоро пройдет.
Но тот не слушал его, сквозь стон произнося слова проклятия.
Проклинал день своего рождения и тот день, когда подошел к водоему, где пили все звери и где увидел блудницу Шамхат. Она вышла и раскрыла перед ним свои одежды.
Увидел ее наготу, привлекательность ее женского тела. Насытился вволю соблазнительной лаской. й сразу же отвернулись от него все звери. Пришлось пойти в город и пристать к людям.
И попытался еще раз его напоить Гильгамеш кровью от черной ослицы. Всыпали туда зелье, порох потертой черной змеи, чтобы насытить черных духов, которых наслала на него вонючая смерть. Но не пошло то питье в горло Энкиду: пузырьками черно-красной жидкости пінилось оно у него изо рта, всплывало на широченные волосатые грудь.
Заквилив Энкиду:
— Умираю я, и нет мне возврата в этот мир! Нет! Это мне кара за то, что я оставил леса и луга! Это мне кара за то, что я оставил кусты, камыши и заросли в реке! За то, что я пришел в город! Это мне кара за женскую прелесть! За то, что ласкал я похотливое тело жрицы!
Застонал Энкиду и потерял сознание. Толчками неравен-ними поднимались его грудь, раскрылись уста. Боро-да, коротко стриженная, вифарбована в красный цвет, блестела в свете лампад.
Темными пятнами на той красной бороде засыхала кровь ослицы. Услышал тогда Гильгамеш в своем сердце ве-лику тоску. Она наполнила его отчаянием, підкотилась к горлу горькой одышкой, витисла с глаз соленые слезы. Наполнился весь он невыносимой тоской, от которой аж

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code