Мчались кони стр.218

томного затащил куда-то на пожарище на Дорогожичах. А Гьока прикрыл попоной с личиной и вывел за город.
Отправился с Гьоком в Пор ос ся к деду и бабе. Но несколько раз натыкался на отряды. То половцев, то во-рожих им терний. И каждый раз его хотели уловить. Настоящую охоту устраивали. И, убегая эт-сякчас, достался в кочовище Болтока, совсем в другом конце земли.
И тут дошла до него страшная весть — на совете степняки решили его отдать черниговцам. Болток предупредил его и посоветовал присоединиться к патеру и крестоносца, что отправлялись именно тогда в Лукоморье. С ними и отправился Матвей в Лукоморье… И оказался в Царьграде…
А там завіялось, закрутилось! Гай-гай! Все пробовал: и осаду, и падение Царьграда от меча крестоносцев, и роскошные трапезы армянских меліків, и вонь каменных ям, и сухари в далеких, забытых богом синай — ских монастырях.
А его руки то перо, то копье держали, то калам , то саблю дамасскую.
Потом покалечился в бою и попал в мусульманской тюрьмы Выкупили, вместе с книгами, армяне — купцы. И долгим, долгим и горьким путем отправился в «бо — гоепасаемий град» Киев… В Киеве еще больше горечи вкусил, чем в сарацинськім плену. Проповедовал о смерти, идущий с востока желтой чумой-ордой. Знал-потому, наверное, что всех ждет. Ведь недаром сидел в сельджуцькій подземной тюрьме с татарским тайным лазутчиком целых полтора года. Этот хрис — нин-несторианин, удачливый купец и искусный знахарь — ворожбит многим премудростям научил Матвея, все подбивал стать в службу к кровавому Темучжина. Языков-

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code