Мчались кони стр.137

стал на колени и молился вместе с ним. Наконец сказал ему: «Сотнику! Ты помнишь меня, своего бывшего закупа? Твой зять-торчин Иосиф Кюверчин забрал у меня неправдой и силой коня… Помоги мне!..» Но он ни слова не ответил. Тут зашел чорноризець и сказал мне: «Раб божий, не отвлекай от молитв нашего брата! Он отрекся от языка с людьми и с тобой разговаривать не станет…» Я пошел в храм и поставил свечку перед образом божьей матери, а затем уехал из пущи в Киев. Пока нашел дом тысяцкого, начало смеркаться. Вратари сказали мне, чтобы я пришел завтра утром, и посоветовали ехать в Подольских ворот, потому что там есть недорогие ночевки и стойла для лошадей. Было уже совсем темно. На улице подошли ко мне двое и спросили, куда я еду. Я им объяснил. Вдруг один схватил коня под узду, а второй вцепился в меня. Я отбросил обидчика, но откуда-то сразу набежали люди и стащили меня с лошади, связали и притащили в какой-то погреб. Начали допытываться, к кому я приехал с вестями от диких половцев. Говорили мне, что я лукоморсь — кий гонец, спрашивали меня, в кого я должен встретиться с половцами суздальских князей. И я сказал им, что приехал, чтобы вернуть себе лошадь. Но меня начали хлестать. И что я им мог рассказать? И тогда меня бросили в поруб глубокий. До меня втолкнули каких двух половцев, и те не выдержали и задохнулись. Меня вытащил — ли и спрашивали, о чем те двое мне говорили перед смертью. А я сказал им, что они у меня просили воды. Тогда меня подвесили к балкам и пекли факелом. Я молчал, пока не потерял сознание… Очнулся на дворе, огороженном высоченным забором. Стоят надо мной двое — тот, что все время меня допрашивал, и второй мужчина в черной плащи. Что-то мне знакомо его лицо, но никак не могу хорошо рассмотреть, потому что от темноты у меня глаза слезами истекают. Но как только тот второй сказал половецкой: «А что, не узнаешь меня, старый

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code