Мчались кони стр.123

И хриплые высокие голоса, это были голоса дядек малого, Серегу, Ивана и Савки, и те голоса подхватили песню.
И уже через год впервые над этим несчастливым угол-ком, на котором не одна хата смотрела выбитыми стеклами и не одна крыша загноилась, впервые послышалась песня. Хоть и грустная песня, но уже не пьяная, не отчаянная, не одичала, а просто песня трезвых человеческих голосей.

ЗАКЛЯТЫЙ ВСАДНИК
Горькое лето

Звали его Матвеем, но с тех пор, как отрекся от слова и языков-чить и лишь переписывает книги,— зовут Книжником.
Книжник уже помолился после беспокойного и не-глубокого сна и, выпив теплого відразливої воды, приступил к работе.
Тихо скрипит вороново перо в его искалеченной руке. Слегка поддерживает ее левой.
Жара и тишина над городом.
На город давящая тишина.
Жара выжигает все, разрывает, раскалывает.
Книжник слышит, как слегка трещат тесовії двери, как ша-рудить подсохший лист_лергаменту. Он скроплює водой старинные письмена.
Пока он ставит на пол кувшин с водой, от пе-кельної жары на пере засыхают чернила. Тогда Матвей достает из-под власяниці чем и зачищает острие пера. Чем в мніха необычный. Это поцяцькована костяная ручка дамасского чингала с обломком хорошо отточенного лезвия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code