Мчались кони стр.109

новые жидкого борща из крапивы, врезала ломоть черствого хлеба,
— Извиняй, что таким кормим, сами такое едим.
— Да я и этого не съем — боюсь переесть, потому что я такой голодный и измученный. Так мне от голода плохо, что я к вам заехал, ибо своих не было уже сил.
— И ешь, ешь! Говоришь. Сначала подобает покушать, а тогда уже говорить.
В гостя дрожала рука, и с ложки льопалось на вишкрябані доски стола, то старуха отвернулась к печи, а Иван начал крутить сигарету и не смотрел по сторонам.
— Боже милостивый, я уже дома… Вот и собака… Мы же с ним всю дорогу прошли. А конь ваш был у того кавказца гидолового… Ваш Куцон все время около того кавказца крутился. Где лошадь, там и собака. Я, бывало, неподалеку от того черта-абрека, то он и спал у лошадей своих — их у него четверо было. И все не хуже вашего! Только ваш не такой смирный. А он тех лошадей ухаживал — всегда чистые, сытые. Домой их гнал. Я так, приглядаюсь,— раз Куцона он канчуком огрел, и тот аж перевернулся, а потом встал и куда-то исчез. Куцона я больше и не видел. А конь стал дражливіший… а тут оттепель. Ну, деникинцев красные гонят, деникинцы поднимаются, а нас, что мобилизовали с подводами, как что — «в расход». Как я настрахався! Переезжаем по льду, значит, реку. Сверху такая валка на лед прет, что ужас! Ну, думаю, под лед пойду со своей подводой. Не убежишь, потому что они все чвалом суют. Здесь недалеко, вижу, тот сукин кавказец свою батову ведет — на первом сам, на трех никого. К нему цепляются, чтобы сесть, и только лошади у него какие, да еще и шашку наголо держал — никого не подпускает. И уже как дошли на середину, может,— ваш как рванет! И оборвался с привязи! И обратно! Против движения! Эх, тот кавказец как завысит и своего коня заворачивать! А конь и упал, потому что сверху вола, а снизу лед, и еще скользкая. Конь упал и прида-

Автор: admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code

Авторское право © 2019 hdvision.org.ua
top